Тел.: 8-926-290-27-30
ICQ: 92473347
По какому принципу вы выбираете себе геодезическую фирму?
Всего: 4082 голоса

1. Существенные особенности.

Производство точных съемок угломерными и углоначертательными инструментами требует всегда много времени; между тем бывают случаи, когда необходимо снять план местности как можно скорее: такие случаи особенно часто встречаются на войне. Русским войскам в прошлом времени не редко доводилось действовать в мало известных областях средней и восточной Азии. При войнах в так называемых культурных государствах западной Европы, где давно произведены точные съемки и изданы прекрасные карты, тоже может встретиться надобность в новых поспешных съемках. Не говоря уже о случаях, когда печатных карт нет под рукой, надо помнить что никакой план сделанный в мирное время, не может вполне удовлетворить потребностям войны: местные предметы, оставаясь неизменными по положению, меняются по качеству. По самой точной карте нельзя судить о состоянии дорог в данное время: грунтовые дороги делаются иногда непроходимыми весною и осенью; неприятель при отступлении часто с намерением уничтожает мосты и вообще портит пути и переправы; многие дороги приходят в негодное состояние просто от усиленного передвижения обозов и отсутствия ремонта. Также меняется состояние рек, лесов и болот в зависимости от времени года, предшествовавших дождей или засух и т. п. Вообще у готовых карт странное свойство: они оказываются устаревшими, как только в них является надобность. Карты издаются по съемкам, произведенным всегда несколько лет раньше; с тех пор могут быть проложены новые дороги, осушены болота, вырублены леса и т. д. Готовые печатные карты бывают обыкновенно в мелком масштабе; они хороши и необходимы для общих соображений. Дороги, ручьи, канавы и пр. хотя и помещены, но их поперечные размеры и доступность остаются неизвестными. Наконец, по печатным картам редко можно судить о кругозоре: видны ли известные предметы с данной точки.

По этим причинам именно в военное время является надобность в новых съемках. Вследствие недостатка времени, тогда производят так называемые глазомерные или, точнее, военно–глазомерные съемки, имеющие целью дать в кратчайший срок полную и современную картину известного участка местности. В мирное время тоже может встретиться необходимость в быстрой съемке, например, при составлении проекта какого–нибудь сооружения, проложении дороги, построении телеграфной линии и т. п. 

Глазомерная съемка не может отличаться ни большою точностью, ни изяществом, но зато от нее требуется быстрота, ясность и наглядность.

Быстрота необходима в виду всегда очень краткого срока, назначаемого для исполнения работы; не готовая во время глазомерная съемка может оказаться совершенно не нужною. Большая скорость достигается, во–первых, применением простейших приемов для измерения линий (шаги человека, шагомеры или одометры или счет времени перехода или переезда и то лишь для главных направлений, все остальное на глаз) и углов (буссоль и компас), во–вторых, зарисовкой предметов с не одинаковою полнотою и точностью (предметы, важные для данной цели, чертятся точно и подробно, второстепенные слегка несколькими чертами) и, в–третьих, тем, что участка, подлежащего съемке, заранее не осматривают и вех не ставят. Неровности местности изображаются и изогипсами, и гашюрами, но последние предпочитаются, так как они понятнее и нагляднее. Глазомерная съемка производится исключительно на графленой бумаге, карандашом и сразу, т.–е. все, что пройдено, должно быть и снято; возвращаться на раз уже посещенное место для исправления и пополнения подробностей было бы излишнею тратой времени. Графленая бумага полезна тем, что на каждой точке дает направление меридиана и масштаб съемки.

Ясность достигается удачным подбором условных знаков и искусным их исполнением; каждая черта должна сразу давать понятие о роде изображенного предмета, например, дорога не должна походить на контур, дом на пруд, плетень на канаву и т. п. 

Наглядность нужна для быстрого чтения плана, чтобы важнейшие предметы дороги, населенные места, характерные вершинки выступали резко и не затемнялись предметами, имеющими в данном случае второстепенное значение).

Наглядность легко достигается применением цветных карандашей: синего для вод, зеленого для лесов и кустов, красного для зданий. К сожалению, в продаже до сих пор нет хороших цветных карандашей: они всегда хрупки и так мягки, что ими нельзя проводить тонких линий. Кроме того, их может и вовсе не оказаться под рукой. Поэтому надо посоветовать даже в мирное время производить глазомерную съемку, пользуясь исключительно одним черным карандашом; необходимо лишь владеть им в совершенстве.

Глазомерная съемка должна еще в высокой степени удовлетворять условию ориентации, т. е. позволять легко находить на плане каждый предмет местности. С этой целью надо обращать особенное внимание на изображение так называемых «ориентировочных», бросающихся в глаза предметов, что имеет наибольшее значение в местах закрытых, в лесах и горах, где окружающая местность не видна, и где без ориентировочных предметов план не принесет всей своей пользы.

Таким образом, отличие глазомерной съемки от разного рода инструментальных заключается, во–первых, в том, что она должна быть выполнена непременно к сроку и почти всегда в очень короткий промежуток времени, и, во–вторых, в том, что на ней изображают не все, а лишь некоторые предмеы.

Глазомерные съемки можно подразделить на 1) общие для сплошной зарисовки значительного пространства, ограниченного какими–нибудь живыми урочищами; они производятся для общих и разнообразных, вперед неизвестных целей, и 2) специальные для съемки небольшого участка или только полосы местности со вперед известною определенною целью. Специальные съемки, производимые для изучения местности будущего бивака, позиции и т. п., называются рекогносцировка, а съемки дорог на большом протяжении маршрутами.

2. Общие съемки.

Смотря по времени, назначенному для работы, общие глазомерные съемки производятся в масштабе от 100 м до 2 км в одном сантиметре. Чем короче данное время, тем мельче берется масштаб. Чаще всего применяют масштабы: 100 м, 500 м и 1 км в одном сантиметре.

Угломерным инструментом для глазомерной съемки служит буссоль. Общий ход буссольной съемки изложен в § 103; здесь дополним сказанное тем, что важно собственно для военно–глазомерной съемки. Производитель работ передвигается почти исключительно по дорогам, так как дороги имеют в этой съемке наибольшее значение; кроме того, по дорогам легче итти и, следовательно, съемка совершается скорее и с меньшим утомлением. Сходить в стороны допускается только для лучшего осмотра окружающей местности, когда дорога пролегает в ущелье и с нее мало видно. Расстояния измеряются шагами, причем счет шагов не прерывается на каждой остановке, а ведется до резкого крутого поворота дороги; этим избегаются грубые ошибки в расстояниях.

Съемка ведется «кругами». Выйдя в каком–нибудь направлении по одной дороге, производитель работ при ответвлении или на перекрестке сворачивает, например, направо и далее на всех следующих перекрестках тоже сворачивает в ту же сторону; тогда, очевидно, он вернется в начальную точку и по смыканию пройденного пути на бумаге увидит, не сделал ли он грубых ошибок. После окончания первого «круга» начинают от любого поворота первого второй и подобным же образом смыкают его у другой какой–нибудь точки первого. В путевые линии таких кругов включают не только большие дороги, но и мелкие тропы, а также реки и ручьи, имеющие по своей ширине военное значение.

Если в участке так много дорог, что производитель работ предчувствует невозможность обойти их все к назначенному сроку, то некоторые дороги, особенно дурные, и мелкие тропы в лесах можно пропускать, но на плане непременно следует показывать все ответвления, чтобы не ввести в заблуждения пользующихся планом. Такие места будут служить «ориентировочными» точками, и, чтобы не смешивать многих ответвлений и перекрестков, все предметы около них должны быть зарисованы с особою тщательностью.

Ориентировочными предметами на открытых местах являются горки и овраги, постройки, отдельные деревья; в местах закрытых, особенно в лесах, где частые перекрестки и ответвления могут быть весьма схожими, необходимо показывать даже самые, повидимому, незначительные предметы, как то: лужайки, просеки, ручьи, канавы, ямы, порубки, столбы, каменья, сложенные дрова, стоги сена, муравейники, следы от костра, причудливо изогнутые деревья и т. п. Преимущество отдается предметам, расположенным одиноко и бросающимся в глаза. Для облегчения ориентирования надо показывать условными знаками и качество дороги. Очень часто дорога, особенно лесная, хорошо и ясно видна на высоких песчаных местах, а на болотах и низинах переходит в дурную и мало заметную тропу; сообразно с этим хорошее место дороги надо показывать двумя сплошными чертами или одною сплошною и рядом с нею пунктирною, посредственное место одною сплошною чертой, а дурное пунктиром. Если на большом протяжении лесной дороги нет никаких ориентировочных предметов, то надо создавать их самому, делая зарубки на деревьях, заламывая ветви и т. п. 

Хотя по соображению или по расспросам у местных жителей можно иногда судить, куда ведет замеченное ответвление и даже самому видеть на плане, что два ответвления должны принадлежать одной соединительной дороге, однако, если она не пройдена лично, то проводить ее сплошными линиями не следует; можно наметить ее только пунктиром и то с оговоркой тут же на плане или легенде (§ 168), что она не пройдена лично. Показав дорогу, лично не пройденную, можно принести большой вред: на нее могут быть направлены войска или обозы, а между тем оба ответвления, быть может, составляют не одну непрерывную дорогу, а две, ведущие на болото или другое непроходимое пространство, так что сделанное распоряжение расстроит расчеты начальника отряда и может повести к гибельным последствиям. Необходимо еще заметить, что по виду каждой черты на глазомерной съемке должно обнаруживаться, дорога ли это, ручей или контур. Это особое самостоятельное искусство.

Пространства внутри «кругов» рисуют попутно, причем выдающиеся предметы определяют буссольными засечками, а все прочее на глаз. Не надо увлекаться и зарисовывать слишком много, как нередко делают начинающие: после придется стирать. Достаточно означать предметы, лежащие не далее 500 метров; более удаленные получатся с других дорог. При съемке подробностей надо стремиться не столько к безусловной точности изображений, сколько к их наглядности. Например, в населенных местах дома точно показывают только у входов и выходов, так как здесь они служат ориентировочными предметами; прочие дома набрасывают приблизительно, соединяя их в кварталы. Выделяются лишь церкви, часовни, кузницы, постоялые дворы и вообще здания, которые, помимо собственного значения, могут служить и ориентировочными предметами. При зарисовке больших сел не худо взбираться на колокольни, откуда всегда открывается обширный кругозор.

Леса, пашни, луга и болота отделывают соответствующими условными знаками, причем особое внимание обращают на их границы. Если лес ил кустарник начинается на местности резко, то и на плане он очерчивается резко; если же на местности опушка представляется неопределенною, то и на бумаге надо изобразить ее постепенным переходом.

Помимо зарисовки всех местных контуров, необходимо замечать и записывать в легенду разные свойства предметов, на которые при инструментальных съемках почти не обращают внимания; так, для дорог и мостов указывают их состояние и возможность исправления находящимися под рукой материалами, а рек глубину и скорость течения, доступность берегов и качество бродов, для колодцев качество и количество воды, для лесов породы, высоту и густоту деревьев, степень проходимости леса, для кустов могут ли они скрыть пехотинца или всадника, для населенных мест род и обширность построек, возможность приведения их в оборонительное положение, удобство расквартирования и пр. Для болот всего важнее исследовать их проходимость. Во времена Сольвесского сражения, в 1542 г., на границе Англии и Шотландии существовало обширное болото, в котором по неизвестности его свойств погибла часть шотландской конницы. Впоследствии там нашли всадника с лошадью и полном вооружении; любопытно, что трупы сохранились лучше оружия.

Как ни важны подробности контуров, все же на военно–глазомерных съемках главное внимание обращают на неровности местности, как на элемент, имеющий наибольшее влияние на расположение, движение и действие войск. Идя по дороге, набрасывающей хребты, вершинки, седловины, лощины и подошвы возвышенностей; затем проводят обрывки изогипс, располагая их чаще на крутых спусках и реже на пологих, оценивая на глаз высоты и углы падения. Для ускорения работы необходимо обобщать неровности, не упуская подробностей, важных в военном отношении. Вообще неровности наносят, так сказать, последовательными попытками, пополняя и исправляя с других точек то, что не было замечено с первой.

Необходимо показывать не только общий характер и расположение неровностей, но и небольшие отступления от общего характера, если эти отступления могут иметь военное значение. Так, на сплошных, ровных покатостях нередко встречаются уступы или перегибы, которые даже при инструментальной, точной съемке можно было бы пропустить; на военно–глазомерной съемке их необходимо показать, так как они могут служить местами для укрытия лежащей цепи стрелков. Подобным же образом на высоком и, повидимому, недоступном обрыве бывает небольшая промоина, обросшая кустарником; она скроет передвижение войск и даже орудий. Пропуск такой промоины может, смотря по обстоятельствам боя, послужить на пользу или причинить вред. Во время сражения 8/20 сентября 1854 года французы случайно открыли небольшой овраг на левом фланге нашей сильной позиции на левом берегу реки Альмы и, появившись в тылу нашего расположения, способствовали успеху атаки союзников с фронта.

Неровности на глазомерных съемках изображаются почти исключительно гашюрами, причем для ускорения черчения часто пользуются так называемым вязанным штрихом (черт. 393). Изогипсы, проводимые в поле на глаз, не имеют значения равноотстоящих сечений местности уровенными поверхностями, поэтому от гашюр, вычерчиваемых по таким изогипсам, нельзя требовать большой точности. Здесь важно лишь ясно выделять резкие перемены покатостей. Приказом по б. Генеральному Штабу, от 5/17 августа 1835 года, покатости гор на военно–глазомерных съемках постановлено было делить на следующие пять разрядов, по степени влияния их на передвижение войск:

  • Плоские равнины и покатости, имеющие наклон не более 5°, как не представляющие препятствий для движения войск всех трех родов оружия и их обозов, оставляются незаштрихованными.
  • Покатости от 5° до 15°, представляющие некоторое затруднение для движения кавалерии и артиллерии в сомкнутом строю и особенно для движения обозов, покрываются тонкими гашюрами.
  • Покатости от 15° до 25°, неудобные для маневрирования пехоты, представляющие значительные затруднения для движения кавалерии и артиллерии и большие трудности для передвижения обозов, покрываются толстыми гашюрами, но с белыми промежутками, большими толщины штрихов.
  • Покатости от 25° до 35°, почти недоступные для движения кавалерии, артиллерии и обозов и представляющие значительные трудности для маневрирования пехоты в колоннах, особенно большими массами, покрываются гашюрами, толщина которых равна промежуткам между ними.
  • Крутости от 35° до 45°, совершенно недоступные для движения кавалерии, артиллерии и обозов, а для пехоты доступные только в рассыпном строю, вычерчиваются толстыми гашюрами, промежутки между которыми меньше толщины штрихов.
  • Крутости, в 45° и более, как вовсе недоступные для передвижения войск всех трех родов оружия и по которым могут взбираться только отдельные смельчаки, покрываются сплошною тенью.

Подписи на глазомерных съемках делают по общим правилам, причем стремятся не столько к изяществу шрифтов и отдельных букв, сколько к их ясности и четкости, чтобы не возникло сомнений, к какому предмету относится каждая подпись.

Кроме масштаба в шагах, во времени или просто в метрах и километрах, на каждом листе глазомерной съемки проводят направление магнитного меридиана, а если известно склонение, то и направление истинного меридиана.

Выше было упомянуто, что на глазомерной съемке все местные предметы и неровности должно рисовать в поле, во время самой работы; однако при большой поспешности трудно выполнить это требование. Весьма часто отделку плана и вычерчивание неровностей гашюрами приходится откладывать до остановки на ночлег. Необходимо, однако, дорисовывать все не оконченное в поле тотчас по приходе, не смотря на усталость и голод. Опыт показал, что после сна, даже кратковременного, ясность воспоминаний исчезает и можно совершенно забыть значение той или другой черточки, наскоро набросанной на бумагу.

Опытные производители работ снимают глазомерно при масштабе 500 метров в 1 см до 50 квадратных километров в один день. При более мелком масштабе снимают еще больше.

3. Рекогносцировки.

Специальные глазомерные съемки производятся в тех случаях, когда для общей нет времени; отказываясь от полного, хотя и не совсем точного изображения местности, производитель специальной съемки стремится достигнуть ближайшей цели удовлетворить потребности минуты и набросать на бумагу лишь то, что имеет значение для намеченной частной задачи. Так производятся съемки позиции, бивака, переправы и т. п., носящие общее название рекогносцировок.

Отличие рекогносцировки от общей военно–глазомерной съемки заключаются в следующем.

  • Масштаб рекогносцировки выбирается сообразно обстоятельствам, но вообще он бывает крупнее масштаба общей съемки; так, для съемки позиции берут обыкновенно масштаб 200  250 метров в 1 сантиметре, для бивака 100 метров в 1 сантиметре.
  • Участок, подлежащий съемке, переносят, если возможно, с готовой карты; для этого требуемое пространство карты разбивают на квадратики и перерисовывают на графленую бумагу в более крупном масштабе все дороги, реки, населенные места и частью неровности. Полученный схематический рисунок устраняет необходимость измерять дороги на всем их протяжении и способствует точности работы, давая как бы готовый скелет будущей съемки.
  • Нет надобности брать с собой буссоль; достаточно иметь легкий картонный планшет, к которому прикреплен простой компас. Благодаря этому, рекогносцировки производят большею частью верхом, что, понятно, значительно ускоряет работу.

Приехав на избранную начальную точку, производитель работ ориентирует планшет по компасу и набрасывает все окружающие предметы; то же делается и на всех последующих остановках. Надо развить в себе способность рисовать, сидя верхом и даже не останавливая лошадь. С высоты седла лучше и больше видно. Когда папка ориентирована, т.–е. магнитная стрелка совпадает с линиею NS коробки, надо тотчас рисовать все видимые предметы, прибегая лишь изредка к визированию по масштабной линейке или вдоль положенного на папку карандаша.

Специальная задача съемки иногда вызывает необходимость сворачивать с дороги и пройти или проехать вдоль известных линий на местности. Так, при съемке позиции необходимо исследовать ее фронт на всем его протяжении и внимательно осмотреть все подступы к позиции как со стороны предполагаемого наступления неприятеля, так и с флангов. При съемке бивака надо рассчитать пространство, необходимое для размещения всех войск отряда, исследовать воду в колодцах и т. п. 

Так как дороги, реки и многие предметы нанесены уже с готовой карты, то расстояния до прочих предметов легко определять глазомером по сравнению с положением уже нанесенных. Если рекогносцировка производится в виду неприятеля, то можно пользоваться скоростью звука (340 метров в 1 секунду), а также определять расстояние по слуху: в тихую ночь движение пехоты по твердому шоссе слышно за 200  300 шагов, кавалерии шагом за 400, а рысью даже за 600 шагов; движение отдельного всадника по шоссе слышно за 100 шагов.

При изображении мелких дорог и ручьев не следует гнаться за точною зарисовкой всех изгибов. Отдаленные от дороги предметы рисуются, главным образом, для того, чтобы по плану можно было судить, насколько местность открыта.

При изображении неровностей намечают сперва направления скатов и их крутизну, положение вершин, седловин, лощин, промоин и т. п. Чтобы показать относительные высоты горок, достаточно провести на более высокой большее число грубо набросанных изогипс.

Привычка быстро изображать неровности местности с немногих точек приобретается опытом, Новичек видит последовательно лишь небольшие участки и теряется; опытный же рекогносцировщик, изощрившийся на точных съемках, в бесконечном разнообразии видит типы неровностей в известном порядке; он рисует быстро, если и не точно, то правдоподобно. Мы приобретаем сведения тремя способами:

1) показаниями наших органов чувств, особенно зрения, 2) рассуждением, когда мы выводим следствие из известных, добытых чувствами фактов, и 3) верою, когда принимаем без рассуждении то, что говорят другие. В точных съемках пользуются почти исключительно первым способом; в глазомерных же съемках, по недостатку времени видеть все лично, приходится прибегать и к двум остальным. Примером рассуждения может служить деятельность генерала Бурсе, производившего много съемок в Альпах. В 1762 году, смотря на карту Пиренейского полуострова, на которой были изображены только реки и населенные места и вовсе не были помещены горы, он диктовал инструкцию, как проходить горы и где вести обозы. Расположение рек и их притоков находится в такой тесной связи с орографиею местности, что опытный глаз действительно может видеть горы и долины там, где другому представляются лишь пустые пространства.

Нередко является надобность добывать сведения опросом местных жителей (на веру). Если съемка производится в неприятельской стране, где жители относятся к рекогносцировщику враждебно и потому склонны к искажению истины и даже нарочно стремятся ввести в заблуждение, необходимо задавать одинаковые вопросы о дорогах, реках, населенных местах и т. п. разным лицам и из сопоставления многих ответов уметь извлекать истину. Впрочем, повторять вопросы бывает полезно и в дружеской стране, так как сельские жители, мало знакомые с военно–топографическими требованиями, могут и без умысла давать малопонятные ответы. Если в неприятельской стране сведения, сообщенные одним лицом, не могут быть поверены опросом других, то надо уметь угадать, говорит ли оно правду, или же желает обмануть. В сомнительных случаях не мешает заставить человека раздеться: если под грубою крестьянскою одеждою обнаружится тонкое и чистое белье или, наоборот, под модным изящным нарядом окажется грязная дерюга, то человек едва ли заслуживает доверия.

Рекогносцировки представляют обыкновенно только набросок местности, так называемое кроки (от croquer набросить, очертить), и потому здесь требуется еще большая опытность в обозначении разных предметов несколькими черточками, чем в общих глазомерных съемках.

4. Маршруты.

Специальные глазомерные съемки, называемые маршрутами, имеют целью изобразить во всей полноте и возможной точности только дорогу на значительном протяжении; боковые предметы наносятся лишь постольку, поскольку они видны с дороги и могут иметь влияние на передвижение по ней войск. Словом, маршрут это рекогносцировка дороги. На маршруте должны быть показаны населенные места, все изгибы дороги, пересечения ее другими, ширина и свойства дороги, препятствия для следования по ней войск и обозов, мосты, броды, подъемы и спуски, а также места, удобные для позиций, биваков и привалов.

Маршрутная съемка производится, обыкновенно, на папке, к которой при помощи кнопок прикреплены несколько листов графленой бумаги равной величины и небольшой компас. Дорога и боковые предметы рисуются сперва на верхнем листе, затем на следующем и т. д., причем для связи съемки необходимо, кроме последовательной нумерации листов, изображать на каждом следующем часть маршрута, нарисованного на предыдущем. Во время работы папка ориентируется по компасу так, чтобы направления сторон квадратиков графленой бумаги совпадали с направлениями меридианов и параллелей или с главным общим направлением дороги; в первом случае, укрепляя компас, должно расположить черту NS коробки по стороне квадратиков, а во втором так, чтобы при успокоившейся стрелке длинная сторона папки имела направление дороги. Можно снимать маршрут и в тетрадке с графленою бумагою; тогда на каждой странице, сообразно направлению дороги, будет своя ориентировка, но по прочерченным положениям магнитной стрелки не трудно впоследствии склеить отдельные листы в одно целое.

Масштаб маршрутов берется, большею частью, 500 м или 1 км в 1 сантиметре (1:50000 × 1:100000). Масштаб времени имеет здесь преимущество перед обыкновенным, потому что дает прямо то, что необходимо для расчета движения войск.

Так как маршрутная съемка представляет одну непрерывную полосу, то тут нельзя поверять работу, возвращаясь на начальную точку, или вообще по смыканию «кругов». Единственною поверкою служат здесь засечки на отдаленные боковые предметы, видимые со многих точек дороги, но при грубых приемах ориентирования это далеко не надежная поверка, и потому надо вести работу с возможною тщательностью.

Ход маршрутной съемки заключается в следующем. После нанесения на бумагу первой точки стояния с таким расчетом, чтобы дорога поместилась симметрично, ориентируют папку по компасу и прочерчивают прилежащее направление дороги и несколько прямых на окружающие резко бросающиеся в глаза боковые предметы; вслед за тем тут же зарисовывают на глаз близлежащую местность, т.–е. контуры и неровности, на сколько видно с точки стояния. При рисовании боковых предметов пользуются делением углов на глаз. Покончив с первою точкою, двигаются вперед по дороге, считая шаги или определяя расстояние временем проезда, и зарисовывают все, что видно по сторонам. При каждой остановке ориентируют папку по компасу и окидывают взглядом пройденное уже пространство, чтобы пополнить и исправить раньше зарисованное. При нанесении изгибов дороги не надо забывать, что, благодаря перспективе, они кажутся всегда преувеличенными; чтобы не впадать в ошибки, следует оценивать уклонение дороги в сторону в линейной мере и сравнивать его с расстояниями по направлению дороги. Главное внимание надо обращать на точное и наглядное изображение ориентировочных предметов. В открытых местах это будут горки, отдельные строения, километровые (верстовые) столбы, мосты, указатели дорог и пр. В закрытых местах, в лесах и в горных ущельях, где окружающей местности не видно, надо пользоваться самыми маловажными, повидимому, предметами. Особенно важно показывать все ответвления и разветвления дороги; они в лесу часто приводят в недоумение, куда идти, тогда как оба разветвления через несколько сот шагов опять соединяются в одну дорогу. Вообще ответвления и разветвления надо рисовать особенно ясно, потому что, помимо устранения сомнений, они служат и прекрасными предметами для ориентирования, а главная цель маршрута и должна заключаться в том, чтобы на любом месте можно было ориентироваться и знать, нет ли препятствий к дальнейшему пути.

Черт.

Если ориентировочные предметы не могут быть с достаточною наглядностью показаны у самой дороги, то их изображают в виде перспективных рисунков на полях. Там же весьма желательно помещать изображения отдельных зданий, мостов и т. п. (черт. 1), помечая точки на плане и соответствующие рисунки на полях одинаковыми буквами или пунктирными указателями.

Во враждебной стране, где папка с компасом может возбудить подозрения и повести к задержанию производителя работ, маршрутную съемку в поле заменяют пометками в записной книжке или даже на страницах какой–нибудь книги (романа и т. п.). В последнем случае каждая строчка книги принимается за постоянное число шагов (или минут передвижения), и исследователь дороги делает у соответствующих строчек на полях книги условные знаки для обозначения поворотов дороги, населенных мест, неровностей местности и т. д. Для грубого отсчитывания азимутов можно пользоваться маленьким компасом в виде брелока. Некоторые умеют писать в кармане. На ночлеге, когда впечатления дня еще свежи в памяти, все заметки в книге превращаются в чертеж.

5. Легенды.

Как бы ни был выразителен и полон чертеж (кроки), он все же не может представить всех сведений, требуемых от военно–глазомерной съемки. Поэтому на полях плана или на особом листе бумаги помещают еще описание, называемое легендой; это описание должно лишь дополнять чертеж, отнюдь не повторяя того, что уже изображено на нем условными знаками и что выражается рисунком лучше слов (направление дорог, расположение предметов). Легенда должна быть написана четко, чтобы пользующийся ею потом не затруднялся при чтении. Главные достоинства легенды: точность, краткость, простота и порядок; в ней не должно быть литературных украшений и не относящихся к делу сведений. Словами надо пользоваться только в настоящем их значении и выражаться кратко, чтобы многое объяснить немногими словами (non multa, sed multum). Длинные легенды, обыкновенно, не читаются (legenda то, что должно читать); однако краткость не должна вредить ясности. Надо, чтобы с первого взгляда на предложение читатель мог точно понять истинный смысл, чтобы главное выступало выпукло. Надо понимать то, что пишешь: ясно понятое всегда излагается ясно.

 В легенде помещают сведения трех родов:

  • Характеристика местности в географическом и топографическом отношениях: гористая, холмистая или равнинная; почва каменистая, песчаная или глинистая; степень проходимости гор, оврагов, лесов, болот и рек; командование берегов; качество и количество воды в колодцах; их число в каждом населенном месте. Глубина выемок и высота насыпей на дорогах (с присоединением профилей дороги в крупном масштабе). Горизонт воды в реках при высоком и низком уровне вод. Заметки о климате и господствующих ветрах.
  • Статистические сведения: административное деление страны и места жительства властей, численность и густота населения, его племенной состав; если возможно, отдельно число мужчин, женщин и детей; есть ли ремесленники и какие именно; здоровье и телосложение жителей, нет ли повальных болезней. Характерные черты населения (предприимчивость, инертность, замкнутость и т. п.). Преобладающие среди населения идеи (склонность к общению, к дроблению, к нововведениям и т. д.); принадлежность к религиозному культу, язык, нравы. Состояние жилых и нежилых построек, число хлебопекарных печей. Количество лошадей, крупного и мелкого скота, домашней птицы. Число подвод, годных для перевозки войсковых грузов; пищевые запасы в зерне и муке, производительность мельниц; количество и качество строительных материалов и топлива; состояние заводов и фабрик с их запасами готовых произведений; какими средствами можно уничтожить запасы. Состояние кустарной промышленности, особенно в отношении кожи и обуви. Рыба в реках. Подъемная сила паромов и лодок. Число людей, которое можно разместить по квартирам.
  • Нравственное настроение жителей: готовность защищать страну против неприятеля или, наоборот, помогать ему, степень любви и уважения к существующему порядку и преданности местным властям; согласны ли жители добровольно жертвовать своим имуществом, вообще сочувствуют ли они одной из воюющих сторон или относятся к совершающимся событиям равнодушно.

Имея в виду, что местность, на которой производится глазомерная съемка, сделается вскоре или уже стала театром военных действий, производитель работ, обыкновенно военный топограф или генштабист, знакомый с тактическими требованиями, может указывать в легенде места, удобные для выбора позиций, биваков и т. п., а равно вероятные пути наступления противника. Однако, в этом отношении надо быть весьма осторожным и избегать неосновательных предположений; полезно помнить слова Наполеона в приказе от 9/21 августа 1809 г., отданном в Шенбрунне: «Quand je demande une reconnaissance, je ne veux pas qu? on me donne un plan de campagne» (когда я требую рекогносцировку, это не значит, что я желаю иметь план кампании).

Сведения для легенды добываются частью личным осмотром, частью получаются из расспросов. Очень важно уметь записать все собранные сведения и отличать главное, существенное от второстепенного. Надо помнить, что местные жители и даже власти часто нарочно обманывают. Надо иметь проницательность и верный глаз; уметь поверять получаемые сведения разными путями. В каждом данном случае необходимо сообразоваться с временем и средствами, которыми располагаешь.

Черт.

Для примера рассмотрим определение глубины и скорости течения реки. Если на реке существуют броды, то в степени их проходимости проще всего удостовериться личным переходом пешком или переездом верхом. Глубину небольших рек получают промерами шестом, плывя в лодке поперек реки вдоль протянутого каната, разделенного перевязками на метры или другие меры. Глубины больших рек обыкновенно не измеряют и собирают только сведения о переправах по мостам, на паромах или на судах.

Черт.

Для определения скорости течения, если не желают ограничиться оценкой на глаз, поступают следующим образом. В двух местах, избранных на прямолинейном участке реки, забивают колья a, b, c и d (черт. 2), образующие два створа ab и cd, перпендикулярные к направлению течения; затем несколько выше первого створа бросают в воду какое–нибудь плавающее тело, например кусок бревна, и замечают по часам времена прохождения плывущего тела через линии двух створов. Скорость течения равняется частному от разделения расстояния между створами на разность замеченных времен в секундах.

Если наблюдатель не имеет часов с секундного стрелкой, то он легко может сам приготовить секундный маятник из камня, подвешенного на веревке к суку дерева (черт. 3). Длина секундного маятника, как известно, равна приблизительно 1 метру (точнее 99 сантиметрам или 39 дюймам). Можно воспользоваться и счетом ударов пульса, число которых у здорового человека в спокойном состоянии около 70 в одну минуту.

Ваш комментарий
Текст:
Email:
    
  
Пароль:
 
Имя:
Откуда вы:
Москва, Раменское, Васюки, …
За неделю: 10