Тел.: 8-926-290-27-30
ICQ: 92473347
По какому принципу вы выбираете себе геодезическую фирму?
Всего: 4098 голосов

1.1 Геодезия до ХVII в.

 

Наиболее ранние упоминания о геодезических работах в Древней Руси встречаются в летописях, начиная с Х века. В 1054 г. была написана летопись «Пространная Русская Правда», в которой приводились сведения о граничных знаках и межах, устанавливавшихся путем измерений на местности, а также содержались данные об определении площадей земельных участков для взимания налогов. Одним из поразительных фактов применения геодезии на Руси, относящемуся к ХI в. считают измерение расстояния между Таманью и Керчью, выполненному по льду Керченского залива. Об этом сообщает надпись на древнем камне, хранящемся в Эрмитаже.

 В древнем своде законов ХII в. «Русской правде» содержатся постановления о границах земельных владений, что, очевидно, требовало выполнения соответствующего объема межевых работ. Позже появились так называемые «книги посошного письма» описания земель, подлежащих обложению налогами.

Следует отметить, что почти до ХV в. на Руси особой потребности в земельных геодезических работах не было. Неограниченные земельные просторы, подсечная система земледелия не нуждалась в точном измерении площадей и границ. Из этого, а также по причине сравнительно слабой практики создания сложных инженерных сооружений, вытекало отсутствие необходимости в специальных геодезических инструментах, методах и точных массовых земельных работах.

Первые планы и описания русских земель появилось еще в ХIV в. На Руси карты  чертежи считали необходимым документом на землевладение. Такого рода чертежи наносились на лубок  кору березы. Письменное указание о такого рода чертежах встречается, например, во второй половине ХV в. в описи владений одного монастыря.

 В ХV в. в результате политики создания единого русского государства появилась потребность в землеизмерительных работах для изучения территории страны, особенно в тех ее частях, которые приобретали важное хозяйственное и военное значение. Так при Василии Иоанновиче (1506—1533) имелись документально подтвержденные чертежи. Их перечень содержится в его архиве. Но еще до ХV в. русскими были сделаны значительные географические открытия. Например, еще в ХIV в. новгородцы совершили поход за р.0бь. Поход был повторен в 1483 г. И после этого царь Иван III стал титуловаться князем земли Югорской. Со второй половины ХV в. в России стали проводиться систематические описания земель. В 1497 г. составлен «Чертеж московских земель» геометрически характеризовавший новое государство. На основании архивных данных известно, что в конце ХV в. началось картографирование отдельных районов Московского государства. В 1525 г. путешественник Д. Герасимов по описаниям и опросам составил «Писцовую карту России», а затем появилась и карта Русского государства.

 В период правления Ивана Грозного (Ивана IV  1530—1584 гг.) было составлено первое руководство по геодезии, называвшееся «Книга, именуемая геометрия, или землемерие радиксом и циркулем … глубокомудрая, дающая легкий способ измерять места самые недоступные, плоскости дебри.»

Известный историк, географ и землемер Татищев в своей «Истории Российской» (т.1. стр. 506) отмечает, что «царь Иоанн IV Васильевич в 1552 г. велел землю измерить и чертеж государства сделать». Изготовление Большого чертежа всего Московского государства вероятно по этой причине относят ко времени Ивана Грозного. В эти годы уже встречаются чертежи отдельных городов и уездов Московского государства.

Время изготовления первой русской карты, являвшейся маршрутной «для Великого государя службы посылок», не установлено. Историки Татищев, Карамзин, Леберг, Шибанов указывают различное время  от 1552 до 1599 гг. Ни первый, ни последующий чертежи (1627 г.) не обнаружены. Имеется только «Книга Большому чертежу».

Большой чертеж был составлен в одном экземпляре. Поэтому, как отмечается во вступлении к «Книге Большого чертежа», «от много употребления избился весь и развалился, так что впредь по нем урочищ смотреть не можно». Поэтому царем Михаилом Федоровичем было повелено в 1627 г. изготовить новый Большой чертеж «примеряясь к старому» с дополнительным. Одновременно была дополнена, исправлена и переписана «Книга Большого чертежа». Предполагается, что «Большой чертеж» был картой крупных размеров с масштабом примерно равным 17.6 км, а дополнительная карта  6.3 км. в 1 см. 

Несомненно, что основой для составления «Большого чертежа» были писцовые книги (состоявшие, в частности, из описания земель и расположения угодий), чертежи, маршрутные карты, списки дорог, подорожники и др. материалы.

 В 1667 г. по указу царя Алексея Михайловича воеводой П.И. Годуновым «был резан по дереву и придан теснению», т. е. отпечатан «Чертеж Сибирския Земли», не дошедший до нашего времени. «Большой чертеж», как и появившаяся в 1614г. карта Федора Годунова с сеткой меридианов и параллелей, были получены не на основе геодезических съемок и поэтому имели множество грубых ошибок. Вместе с тем эти карты, а также «чертежи» сибирских земель, составленные в 1667 г., считаются фундаментальными картографическими произведениями России ХVI и ХVII вв. 

 В ХVI в. в западных странах выходят карты России, часто значительно искаженные. Их составителями были Баттиста Агнези, Мюнстер, Я. Гостальдо, Герберштейн, Антон Дженкинсон, Г. Меркатор, Г. Геритс и др. 

 В 1667 году в результате путешествия по Тобольской губерни и Киргизкой степи уроженец Тобола Семен Ремезов составил карту Сибири на холсте размером 2х3 м. В 1698 г. С.Е. Ремезов составил «Чертеж всея Сибири«, а в 1701 г. выпустил атлас Сибири (»Чертежная книга Сибири«), состоявший из общей карты Сибири, 20 карт уездов и 2–х специальных карт (карты не имели сетки меридианов и параллелей, были ориентированы на юг).

До ХVIII в. элементы начала геодезии в России могли проявиться только в одной сфере деятельности людей  межевании. На Руси появление межей относят к ХI в., но кадастровое описание земли начинается только с ХIII в. С ХV в. московские нормы, меры и принципы межевания стали распространяться на все княжества и города. При этом правильное межевание обязано двум обстоятельствам: 1) развитию кадастрового описания, 2) поместной системе. Последняя представляла собой оплату служивых людей земельными наделами. Эта система появилась при царе Иване III, а может быть и ранее. Особенно широкий размах эта система приобрела при Иване IV (Грозном). В 1550 г. все служивые люди по размерам поместных окладов делилась на три категории: в 200, 150 × 100 четвертей пашенной земли. При этом четверть  площадь земли, на которой высеивалась четверть хлеба (четверть  4 пуда, позднее  8 пудов).

Поместная система вызывала необходимость частых описаний, измерений и разграничений поместий и вотчинных (наследственных) имений. Причины повторения межеваний видны из следующего указа Ивана Грозного в 1556 г.: Великий Государь Царь и Великий Князь повелел рассмотрети, которые вельможи и дети боярские многими землями завладели, а службою оскудеша, не против Государева жалованья и своих отчин в службах бывают. Государь же их повелел в поместьях землемерием уверстати, и учинити комуждо что достойно, а излишки разделити неимущим“.

Описание земли осуществлялось по указу царя писцовыми партиями. При описи земель велись писцовые книги, содержание которых определялось писцовыми Наказами. Площади земельных наделов измерялись четвертями высеваемого хлеба, копнами скашиваемого сена и верстами в длину и поперек, иногда десятинами, выраженными в квадратных саженях.

При Иване IV в отличие от прошлого подверглась описанию вся земля Московского государства. Впервые это произошло в 1556 г. по писцовому Наказу Ивана Грозного. Для писцов было разработано пособие землемерные начертания для исчисления площадей. В качестве других пособий использовались Сошные книги“, Счетная мудрость“, Скоромышленники и др. Для выполнения геодезических работ при межевании использовалась первая русская практическая геометрия: Книга именуемая геометрия“. Ни Наказ, ни перечисленные пособия не сохранились. Наказ, составленный по правилам Геометрии явился фактором, обусловившим появление межевых чертежей, которые упоминаются в описи Царского Архива в 1575 × 1584 гг. В архивах Ивана IV было несколько ящиков чертежей и перечень 248 карт.

Должность писца считалась почетной. На протяжении 100—150 лет в качестве исполнителей межеваний упоминаются одни и те же знатные Московские фамилии: Вельяминовы, Беклемишевы, Загряжские, князья Звенигородские, Пушкины, Плещеевы, князья Шаховские, Жеребцовы, Заболотские и др. Профессия и искусство межевания передавалось от отцов к сыновьям. Межевщики ХVI в. характеризовались как умелые, знающие свое дело. Непрерывное межевание продолжалось и при царях Федоре Ивановиче и Борисе Годунове, до „Смутного времени“, в которое оно почти прекратилось. В 1649 г. впервые появляются межевые законы, в основном, определяющие порядок межевания. Все межевые законы были собраны в „Соборном Уложении 1649 г. Межевание с 1613 г. приняло форму правительственных мероприятий и стало регулироваться специальным законодательством.

 В 1679 г. при Федоре Алексеевиче возникает проблема валового межевания“, которое осуществляется в 1680 1686 гг. В 1681 г. появляется писцовый Наказ, содержание которого дословно повторяется в писцовом Наказе 1684 г. 

 В это время площади при межевании измеряются в десятинах, определяемых как 80×30 кв. сажень. При этом две четверти пашенной земли равнялось одной десятине. Писца, ехавшего на межевание, сопровождали два подьячих из Поместного приказа. Партия снабжалась писцовым Наказом, списками с прежних писцовых и межевых книг, трехаршинной саженью за печатью и двумя веревками: длинником (80 сажень) и поперечником (30 сажень). При межевании углы не измерялись и не принимались во внимание при подсчете площадей.

Результаты описания земель заносились в писцовые книги. Инструментом межевания являлась мерная вервь длиной в 30, 40 × 80 сажень. Углы поворота границ обозначалась: направо, налево, вкруте“, прямо. Описания иногда сопровождались примитивными чертежами.

Площадь трапеции подсчитывалась как произведение полусуммы оснований на боковую сторону; для четырехугольника  произведение полусумм противоположных сторон, для треугольника  половина произведения меньшей стороны на другую. Специалисты по измерению назывались веревщиками.

О интенсивности межевания в ХVII в. говорит следующее число писцовых партий, осуществлявших межевание: в 1650 г. в 12 городах работало 13 писцовых партий, в 1665 г.  в 3–х городах 3 партии, в 1675 г.  в 11 городах 15 партий, 1685 г.  в 52 городах 62 партии (валовое межевание), в 1695 г.  в 9 городах 9 партий, в 1700 г.  в 8 городах 8 партий.

Шестнадцатое  семнадцатое столетия для России  это время укрепления её могущества, величайших географических открытий и присоединения Сибири. Походы Ермака, а затем и первопроходцев  величественная летопись подвигов.

 В октябре 1582 г. отряд Ермака в 1650 человек в решающем сражении одержал победу над войском Сибирского хана Кучума.В 1639 г. казаки Ивана Москвитина впервые вышли к Ламскому (Охотскому) морю. Всего за 57 лет движение русских первопроходцев встречь солнце достигло Тихоокеанского побережья, а затем оно преодолело и его и выплеснулось на севере Американского побережья. Невероятный подвиг первопроходцев  это не только присоединение Сибири к Российскому государству, но и географическое открытие неизвестного континента, имя которому Сибирь. На основании их „сказок“, чертежей, планов, схем стали составлять у нас и за рубежом достоверные карты. Дж. Бейкер, видный английский ученый, писал:» Продвижение русских через Сибирь в течении ХVII в. шло с ошеломляющей быстротой…. на долю этого безвестного воинства достанется такой подвиг, который навсегда останется памятником его мужеству и предприимчивости и равному которому не совершил никакой другой европейский народ».

Русскими географическими открытиями горячо интересовались европейские географы, картографы, этнографы, историки. Этим открытиям были посвящены многие страницы печатных работ, им удивлялись, их сравнивали с открытием испанцами Нового Света. По малограмотным русским чертежам исправлялись географические карты, составленные европейскими картографами. Невероятные труды первопроходцев и участников различных экспедиций, составивших описание всего громадного пространства Сибири, увековечены в названиях островов, проливов, мысов, морей, рек, городов и т.д. Легендарные имена Ермака, Дежнёва, Хабова, Стадухина, Крашенинникова, Атласова и мн. др., а в более позднее время  Беринга, Овцина, Прончищева, Лаптева, Шелехова составляют гордость и славу России.

1.2 Геодезия во времена Петра I

 

Правление Петра I не только изменило Россию, её уклад, социальную и экономическую жизнь, но дало огромный импульс развитию наук, в том числе и геодезии. Геодезические, астрономические и математические науки с самого начала преобразовательной деятельности Петра находились под его неусыпным вниманием. Артиллерия, навигация, строительство городов, каналов, дорог, практика военных действий, наконец, просто профессиональное образование не могли обходиться без этих специальных знаний. Петр Великий сам неоднократно проявлял высокие профессиональные способности в области географии, геодезии, астрономии, навигации и других областях знаний. Великий полководец и флотоводец, он обладал в полной мере соответствующими военными знаниями, включавшими в себя астрономию и геодезию, и понимал их значимость (включая математику), в деле образования.

Петр Великий был членом Парижской Академии наук. Он виделся, беседовал и переписывался со многими известными учеными того времени, в частности, с Лейбницем. В области геодезии и географии важными моментами в деятельности Петра I было: 1) организация государственной съемки территории России; 2) определение географически мало изученных территорий внутри государства и границ путем геодезических измерений и съемок. Для этого были организованы специальные экспедиции по морским и сухопутным съемкам, съемкам морей, отдельных областей; 3)
интенсивное изучение природных ресурсов страны, промыслов и т.п.; 4) поиски торговых путей из России в Индию. Петр I занимался устройством водных путей внутри государства, проведением каналов, районированием территории (разделение на губернии), учреждением специальных школ (в частности, школы математических и навигационных наук, обучавшей также и съемочному делу). Но наиболее сложной и очень важной в хозяйственном, военном и научном плане проблемой, которую поставил и начал решать Петр Великий, было картографирование страны. К этой задаче он подошел всесторонне: основал навигацкую школу и морскую академию по подготовке геодезистов, посылал офицеров за границу, приобретал книги, инструменты, предпринимал усилия для изготовления последних в России. Масштабность осуществляемых работ в области картографирования территории страны не имела прецедента ни в одной из развитых европейских стран.

 В 1698 г. в Москве были организованны «Гравировальня» для подготовки граверов и картоиздателей и «школа цифири и землемерия»  первая такого рода профессиональная школа. Через три года, в 1701 г. по прямому указанию Петра была открыта Московская математико–навигационная школа, сыгравшая значительную роль в подготовке первых отечественных геодезических кадров.

При Петре I в 1696 г. была начата первая по времени съемка  р. Дона. Царь Петр вместе с адмиралом Корнелием Крюйсом сам проводил эту съемку во время Азовского похода. Затем выполнялись съемки Азовского и Черного морей. В результате был составлен Крюйсом «Атлас реки Дона, Азовского и Черного морей», вышедший в Астердаме в 1703—1704 гг. и знаменовавший переход от древнерусского чертежа к географической карте.

С 1710 г. наступает очередь съемки Балтийских побережий. В 1714 г. переводится голландский атлас на русский язык. К нему добавляются три оригинальные русские карты. В 1715 г. приступают к съемкам Каспийского моря. Александр Бекович–Черкасский проводит съемку его северных и восточных берегов. В 1716 г. эта съемка была проверена лейтенантом А.И. Кожиным. В 1716 г. съемки выполнялись В.А. Урусовым и М. Травиным. Съемка южного и западного берега Каспийского моря была осуществленна в 1719 г. лейтенантом Ф.И. Соймоновым и капитан–лейтенантом К.Верденом, а в 1722 г. Гербером.

Полученную в результате этих работ карту Каспийского моря Петр I в 1721 г. представил Парижской Академии наук.

 В 1721 г. Петр I для съемки северной части Тихого океана посылает двух геодезистов  Ивана Евреинова и Федора Лужина, воспитанников Морской Академии. Им предписывалось прибыть на Камчатку, а затем произвести съемку и составить карту Курильских островов, открытых в 1713 г. Им же предписывалось установить «сошлась ли Америка с Азией», о чем Петру неоднократно писал Готфрид Вильгельм Лейбниц.

Для продолжения исследований востока страны Петр Великий пригласил на Русскую службу датского капитана Витуса Беринга и организовал его первую экспедицию в 1725 г. 

Первые инструментальные съемки в России были начаты в 1715 г. В эти годы были направлены 5 геодезистов в Сибирь, в Китай, 10  в три внутренние губернии, один с учеником  на разделение России со Щвецией, в губернии Московскую, Нижегородскую, Киевскую, Рижскую, Архангельскую и Казанскую. В 1720 г. вышел указ Сената о наборе из Морской Академии «30 молодых людей, достаточно обученных геодезии и геометрии и послать их в разные губернии и провинции для измерения земель, сочинения ландкарт и описания внутренних стран России». С 1720 г. после указа Сената о сплошной государственной съемке России, начались планомерные работы по всей территории страны. Для проведения съемочных работ было выделено 30 геодезистов. В 1717 г. на съемки в разные губернии (в то время было 11 губерний) было направлено 20 человек; в 1721 г.  34 геодезиста. Выполнение съемок осуществлялось по инструкции 1721 г., составленной самим Петром и названной «Пункты, каким образом сочинять ландкарты».Инструкцией предусматривалось 1) выполнение съемок по уездам; 2) определение квадрантом широт городов и отдельных пунктов (долготы брались с карт или из каталогов), ситуация наносилась по расспросам. В качестве измерительных приборов использовались квадрант, угломер, астролябия «или феодолит» с компасом, железная цепь длиной 30 саженей. На камеральных работах применялись готовальни, транспортиры, «шкала», «циркуль хартинной большой» и др. 

 В результате уже в 1721 г. стали появляться карты отдельных губерний и уездов. Съемки охватили значительную часть территории страны, причем велись они по уездам (до 1744 г.), опирались на определения широт (квадрантом, секстантом) в каждом уездном городе с точностью до 1 –10 минут (по долготе ошибки достигали 6  7 градусов); измерения расстояний (с указанием румбов по астролябии) осуществлялись по большим дорогам мерными цепями. На карты по засечкам или описаниям наносились населенные пункты, лежавшие в стороне от маршрута. Подлежали нанесению на карты также дороги, реки, мельницы, каналы, леса, степи, болота и т.д. Наиболее частым масштабом съемки в Европейской части России было три версты дюйме (1:126000), в Сибири от 40 до 60 верст в дюйме; нередко масштаб снимаемой карты устанавливали сами геодезисты, поскольку в задании он не указывался.

 В 1705 г. при школе математических и навигацких наук была открыта Гражданская типография, начавшая печатать книги, карты, атласы. Ею руководил Я.В. Брюс, заместитель которого В.А. Киприянов копировал западноевропейские и русские карты и размножал их. Ими издано было около сорока различных карт, в том числе «первый русский атлас», опубликованный в 1713 г. 

1.3 Послепетровский период развития геодезии (ХVIII в.)

Работы, начатые Петром Великим, в той или иной степени продолжались после него. В 1733 г. на съемках работали 71 геодезист, а всего в государственной съемке принимало участие 175 геодезистов.

Геодезические работы 1720—1744 гг. являвшиеся первой безопорной государственной съемкой и охватившие 164 уезда только европейской части страны, дали подробный материал для составления первых атласов и карт Российской империи. Огромные размеры страны, ограниченные сроки картографирования, несовершенство геодезических инструментов и слабая материальная обеспеченность ставили перед петровскими геодезистами (которых помимо всего и не хватало) огромные трудности. К тому же работы нередко выполнялись с риском для жизни. Несмотря на это, следует отметить, что геодезистами был выполнен значительный объем работ, заложены основы геодезической практики и технологии.

До 1734 г. съемки велись под руководством Сената, в результате чего они получили название Сенатских съемок. Все материалы съемок поступали в Сенат к И.К.Кирилову, который занимался не только их хранением, но и редактированием. Им был задуман и составлен атлас из присылаемых в Сенат карт  «Атлас Всероссийской империи», изданный за его собственный счет в 1734 г. Он стал первым печатным русским атласом, по замыслу охвативший все пространство новой империи, провозглашенной в 1721 г. В него входило 14 специальных карт и одна генеральная. Позднее И.К. Кирилов добавил ещё 15 специальных карт. Генеральная карта, имевшая масштаб 1:11970000, являлась первой обзорной картой России с картографической сеткой и названиями на латинском языке. Карты атласа копировались и издавались на Западе до середины ХVIII в. По оформлению атлас находился на уровне заграничных изданий того времени. Он имел спрос в течении полустолетия.

Французский астроном Делиль, приглашенный в Россию Петром I и приехавший в неё в 1726 г. в целях повышения качества создаваемых карт предложил для основных пунктов страны определить широту и долготу. В 1739 г. был учрежден при Академии Географический Департамент, которым после Делиля, заведовали Эйлер, Гейнзиус, Винцгейм, а с 1757 г. М.В. Ломоносов. В течении 20 лет в Российской Академии наук велись работы по составлению генеральной карты. В результате этих усилий в 1745 г. Академия наук выпустила, составленный на русском и латинском языках «Атлас Российский, состоящий из девятнадцати специальных карт представляющих Всероссийскую империю с пограничными землями, сочиненный по правилам географическим и новейшим обсервациям с приложенною притом Генеральною картою великия сея империи, стараниями и трудами императорской Академии наук в Санкт–Петербурге 1745 г.». Карты атласа европейской части имели масштаб 34 версты в дюйме (1:1427000), а для карт азиатской части  206 1/2 верст в дюйме. По словам Эйлера «география России приведена была гораздо в исправнейшее состояние, нежели география немецкой земли».

 В результате картографирования побережий, кроме упомянутых выше карт Каспийского и Балтийского морей, в 1741 г. появилась первая карта Аральского моря (съемка геодезиста Муравьева), в 1770 г.  карта Белого моря, в 1772—1773 гг.  первая карта озера Байкал (съемка Пушкарева).

Помимо Сенатских съемок на территории России производились квартирмейстерские съемки и съемки Генерального межевания.

Семилетняя война России при Елизавете Петровне выявила крупные недостатки в армии в связи с отсутствием особых офицеров по съемкам и обозрениям местности. В результате в 1763 г. был учрежден Генеральный штаб и квартирмейстерская часть. При учреждении Генерального штаба определен его штат, в котором было положено иметь 40 офицеров. В мирное время эти офицеры состояли при Военной Коллегии и были обязаны заниматься составлением карт, снятием планов лагерей и маршрутов передвижения войск, всех стратегических дорог. Квартирмейстерские съемки являлись в основном, инструментальными и осуществлялись при помощи астролябии и мерной цепи методом параллельных ходов. Технология съемок перешла затем в межевое дело.

Начиная с петровских времен, Военное ведомство проводило съемочные работы в небольших объемах. После учреждения в 1763 г. Генерального штаба объемы квартирмейстерских съемок возросли. Они проводились в разных масштабах, причем до 1812 г. были безопорными. В 1797 г. создано Депо карт, к которому в 1800 г. был присоединен Географический Департамент. Следует отметить большую работу М.В. Ломоносова, особенно с того времени как он стал руководить Географическим Департаментом Академии наук с 1757 г. по 1765 г. При нем были исправлены десять специальных карт академического атласа. М.В. Ломоносов ввел новую инструкцию по составлению карт, русское написание названий на картах. Он является автором идеи картографической генерализации и систематического обновления географических карт (через 20 лет).

 В ХVIII в., еще с петровских времен, обращали серьезное внимание на астрономические определения. К концу ХVIII в.в России было определено 57 астрономических пунктов. Так только геодезист Красильников, прикомандированный к экспедиции Беринга, определил 11 астрономических пунктов между Балтийским морем и Камчаткой. Такого числа астропунктов в это время не было ни в одной стране Западной Европы. В.Я. Струве отмечал, что «ни во Франции, ни в Германии еще не было определено столь значительного числа мест»(В.Я. Струве. Обзор географических работ в России. Записки РГО. 1846, кн.1, стр.45). Точность определения широты и долготы составляла соответственно 5«и 8». Вместе с тем в эту эпоху существовали значительные трудности передвижения, особенно по причине использования громоздкого оборудования, в которое входили квадрант, имевший радиус 4 фута (1.2 м), зрительная труба  20 футов (6.6 м), астрономические часы и др. Кроме того, не совсем безопасной была работа, особенно в определенных районах. Так геодезисты Ловиц и Иноходцев в 1771 г. при выполнении нивелирования между Доном и Волгой были схвачены людьми Пугачева, Ловиц был казнен.

 В 1786 г. С.Я. Румовским была опубликована первая полная таблица (каталог) географического положения мест России, содержавшая 67 астрономических пунктов.

 В ХVIII в., после Петра Великого, продолжалось освоение восточных рубежей нашей родины. Многократно организовывались различные экспедиции по обследованию, описи и съемке морских побережий. В 1732 г. экипажем бота «Св. Гавриил» под командованием геодезиста М.С. Гвоздева была открыта Северо–Западная Америка со стороны России. Составленная им карта использовалась последующими Северо–Восточными экспедициями.

1.4 Межевые съемки.

Понимание необходимости государственного межевания появилось еще при царе Алексее Михайловиче. Оно вызывалось возникавшими ссорами по. поводу земельных владений. Но в то время не было специалистов, да и само межевание проводилось «вервием» и саженью  слишком уж примитивными средствами.

Петр I преобразовал армию, превратив поместные войска в регулярные части. В результате поместная система стала терять свое значение. Кроме того, вместо налогов на землю Великий Реформатор ввел «подушную» подать. Все это отрицательно сказалось на межевании. Поместный Приказ был упразднен, а вместо него в 1721 г. введена Вотчинная коллегия. При Петре I окончилось писцовое межевание и в 1723 г. межевание осуществляется геодезистами с составлением на каждую дачу ландкарт. Вместе с тем объемы межевания сократились. Так в 1736 г. при Вотчинной коллегии для межевания всего было 12 человек.

Однако после Петра I стало резко возрастать число земельных споров, приобретавших подчас трагические последствия. Поэтому уже в 1731 г. предполагалось послать межевщиков во все губернии и провинции для размежевания и прекращения судебных споров. Для этого планировалось составить инструкцию по примеру Писцового Наказа. При межевании собирались на каждую дачу составлять ландкарту в 2–х экземплярах.

Межевая инструкция появилась и была утверждена Сенатом только в 1735 г. Она состояла из 47 пунктов. Измерение расстояний по инструкции рекомендовалось выполнять цепями длиною в 10 сажень и полуаршинными звеньями. Регламентировалось также измерение углов поворота. В составе межевой партии, кроме межевщика (межевание и разрешение споров), необходимо было иметь 2–х геодезистов  для измерений и съемки планов.

Наличие инструкции не улучшило дела. Межевщики были посланы только в Ингерманландию, а в 1745 г. в Новгородскую губернию. Так в 1746 г. в Ингерманландию на межевание было отправлено 38 кадет из сухопутного кадетского корпуса. Между тем положение в области землевладения ухудшалось, число земельных разногласий увеличивалось. В 1752 г. вышел Манифест Елизаветы Петровны о Валовом (генеральном) межевании. Для подготовки инструкции была образована комиссия. В нее входили Кисловский, Камынин, Зиновьев, кн. Шаховский, Еропкин, Поляков, Корин, Козлов, кн. Цицианов, Ляпунов, Иванов, Сатин. Инструкция, составленная на основе Уложения, Писцовых Наказов и Указов была утверждена в 1754 г. В том же году были учреждены Главная Межевая Канцелярия с чертежнаю при Сенате и Межевая Канцелярия по Московской губернии. С 1754 по 1762 гг. было всего обмежовано 359 дач (57319 десятин).

По новой инструкции рекомендовалось использование цепи. Межевая цепь длиною в 10 сажень состояла из 100 или 70 звеньев,соединенных между собой кольцами. Для 70–коленных цепей расстояние между центрами двух соседних колец равнялось 0.1 сажени или 1 футу.Для измерения углов рекомендовалась астролябия.Кроме того, в качестве меры площади была принята десятина размером 80×30 сажень. Вместе с тем эта инструкция незначительно отличалась от «писцового наказа» 1684 г. Она именовалась: «Инструкция межевщикам государственного межевания, независящего от желания или просьб частных лиц, предусматривающая ведение при геодезических работах межевого журнала для записи данных о границах, снимаемых астролябий и мерной цепью от поворота до поворота, и на сколько градусов румба сделан поворот межи (границы)». Межи отмечались на местности «деревянными столбами с гранями или межевыми ямами с углем и камнем». Межевание по этой инструкции проводились 11 лет. В 1756 г. из Сухопутного кадетского корпуса было взято 68 кадет и направлено в Межевую канцелярию для «черчения карт и межевания земель».

По настоящему государственное межевание началось только в 60 годах. До этого времени всеми землемерными и межевыми работами ведал Сенат и Вотчинная Коллегия (2–я инстанция после Межевого суда). Непосредственно межевание осуществляли провинциальные и городовые межевщики.

19 марта 1764 г. вышел указ «О размежевании земель, назначенных для поселения иностранцев». В это время осуществлялось заселение иностранными колонистами южных окраин государства (между реками Доном, Битюгом и Волгой), почти необитаемых и бездоходных. Были установлены указомправила и порядок отвода 30 десятин и межевания земель. Межевание проводилось двумя исполнителями работ  межевщиком и геодезистом (из офицеров). Первый выполнял работы по межеванию и соответствующим межам, второй производил съемку. В партию назначались из Межевой канцелярии служитель и военная команда «для ношения астролябии, для измерения цепью линий, для вешания их, для восстановления межевых знаков и для караула шалашей».

С этих работ, по существу, началось генеральное межевание, хотя официально его соотносят с 1765 г. 20 февраля 1765 г. вышел указ Екатерины II о создании «Комиссии о Государственном межевании», в которую вошли Панин, Мельгунов, Муравьев, Лунин и генерал–квартирмейстер князь Вяземский. На момент издания указа земли закреплялись за помещиками и дворянами в границах фактических владений. В указе о государственном межевании учреждена новая организационная структура органов межевания: высшим органом, руководившим всем межеванием, стала Межевая экспедиция при Сенате. В губерниях утверждались межевые канцелярии, а в уездах  межевые конторы. Межевание было начато с Московской губернии, где впервые и была открыта канцелярия (1766 г.).

К началу государственного межевания главный запас инструментов находился в Сенате и состоял из 611 астролябий и множества цепей (только в Москве было заготовлено 500) и готовален. Кроме того, в Вотчинной коллегии было 206 русских (рис. 1.4) и английских астролябий. Всех английских и русских астролябий в ведении Главной межевой канцелярии насчитывалось 1087 штук. Значительная часть астролябий была со зрительными трубами.

Естественно, что обширные работы потребовали упорядочения и единства в исполнении всех работ. Поэтому уже в 1766 г. были изданы две межевые инструкции  одна для землемеров, вторая для межевых канцелярий.

О размахе работ и возможностях говорит тот факт, что в 5 межевых канцеляриях (Главная Московская, Губернская, Новгородская, Вятская и Устюжская) насчитывалось 1183 служащих, расходовалось 96 384 р. Непосредственно занятых в межевании было 283 человека.

 В губернии (прежде всего в Московскую) было командировано преимущественно по 25 межевых партий, в каждую из которых входили старший и младший землемеры, два–три канцелярских служителя и военная команда из 10 человек. В должностях землемеров были как правило военные чинах от штык–офицера до подполковника. При отъезде землемеры снабжались инструкциею, ведомостями о спорных землях, копиями планов прежнего межевания, наставлениями о методе съемки планов. Основным пособием для землемеров по съемке в ХVIII в. и даже в первой половине ХIХ в. была книга Д.П. Цицианова «Краткое математическое изъеснения землемерия межевого», изданная в 1757 г. Методика съемки, изложенная в этой книге, вошла во все инструкции по практике межевания. Первоначальные нормы межевания были большими: каждый землемер проводил в день полевых работ по окружной меже со снятием внутренней ситуации не менее 5.3 версты, а в месяц  160 верст на партию. Позже эта норма была уменьшена до 100 верст. Межевщики проходили аттестацию, если за год они межевали не менее 15 000 десятин. По каждой обмежеванной даче должен был быть представлен полевой журнал, план, межевая книга, экономический журнал и перечневый табель (число селений в уезде, жителей, угодий, пустошей и т.д.).

Планы снимались преимущественно в масштабе 100 сажень в дюйме (1:8400). Из этих планов получали карты уездов (1:42 000  1:336 000), а из последних  карты губерний. В 1796 г. вышло постановление Сената о составлении атласов на все губернии России. Точность геодезических измерений при межевании была невысокой: ошибка в измерении углов равнялась 1/4 градуса, а в линии порядка 1:100.

Первоначальное количество землемеров было незначительным  насчитывал всего 101 человек. Поэтому уже с 1766 г. из гарнизонных школ были набраны «землемерные ученики», которых передали на обучение опытным землемерам. Естественно, что такой способ обучения и подготовки кадров оказался малопригодным. Поэтому уже в 1779 г. была учреждена при Межевой канцелярии межевая школа, названная «Константиновским землемерным училищем», преобразованным в последствии в Межевой институт. При генеральном межевании использовался «вернейший инструмент» астролябия с принадлежностями, компас, десятисаженная цепь и деревянная сажень, разделенная на аршины и футы. В «Наставлении» определяется необходимость 1) «сличения» астролябий и компасов, 2) определения склонения магнитной стрелки, 3) измерения румбов, 4) применения для поверки мерительных инструментов, «нормальной сажени», 5) съемки ситуации параллельными линиями, 6) непосредственного измерения линий «окружной» границы. Таким образом, речь идет о «методе угломерной съемки инструментом с буссолью с числовыми данными об углах и длинах линий»  метод, который широко применялся еще в начале нашего столетия.

Начало изготовления отечественных геодезических инструментов относится к 1715 г., начиная с которого (и по 1725 г.) при дворе Петра I работали два механика И.Е. Беляев и Данилка Колосов, изготовлявшие разнообразные оптические приборы. Так в Беляевской мастерской изготовлялись «ватерпасы с перспективной трубой в футляре».

При организации в 1725 г. Русской Академии Наук при ней открылась оптическая мастерская, первыми мастерами в которой были И.Е. Беляев и И.И. Калмыков. Эта мастерская воспитала своих механиков А.М. Матвеева и П.С. Ремезова. С 1736 г. Академической мастерской стал руководить А.А. Нартов (1694—1756 один из лучших механиков России. В 40–х годах эта мастерская делала довольно много геодезических инструментов: астролябий, ватерпасов. В эти годы изготовлением геодезических и астрономических инструментов занимаются известные мастера Ф.Н. Тирютин и Н.Г. Чижов. Первым из них была создана астролябия, приведенная на рис. 1.4. К началу Елизаветинского межевания было подготовлено 1 200 астролябий, изготовленных в мастерской Академии Наук, на литейном заводе Поппа и закупленных в Англии. Позднее в течение 30 лет (1770—1800) известный механик И.П. Кулибин (1735—1818) также делал оптические инструменты, в частности он изготовил две астролябии со зрительными трубами, которые затем передал академической экспедиции генерал–майора Ислентьева. С 1770 г. изготовлением теодолитов, астролябий и др. инструментов занимались мастерские Адмиралтейской Коллегии. Они были организованы в 1769 г. Среди ее учеников выделяется Осип Шишорин, в 1799 г. сделавший 17 астролябий для «Литовского губернского правления».

К концу ХVIII в. было окончательно обмежеванно 22 губернии. Съемками охвачено 165141 дача с количеством земли в 140 988 450 десятин. В архив на хранение поступило 151 502 плана по обмежеванным дачам и 10 718 на «дворовые места разных губерний».

Конечным итогом этой поистине титанической работы стало завершение межеванием 36 губерний страны площадью в 271 млн. десятин и сети дач (поместий) числом 211 000. При Московской Губернской Межевой канцелярии был организован «межевой архив», в котором на начало ХХ в. хранилось 575 909 планов и 522 855 бесценных межевых книг, содержавшихся в образцовом порядке. Архив предоставлял по соответствующим требованиям незамедлительно любой документ.

Трудно переоценить грандиозность работы по Генеральному межеванию. Результаты этого межевания имели не только геодезическое (картографическое), но огромное социальное и экономическое значение. Они представляют и сейчас большой исторический интерес.

1.5 Подготовка кадров. Геодезическая литература.

Восемнадцатый век является знаменательным для геодезии в России. По существу в этом столетии не только стали проводиться в широких масштабах разнообразные геодезические работы, но сформировалось геодезическое образование и элементы его методологии, появились первые фундаментальные учебники по геодезии и геодезическая терминология. Показательно, что активная геодезическая деятельность во всех ее формах в течение всего исторического времени была непосредственно связана с крутыми поворотами в социальной и хозяйственной жизни отечества. Наиболее рельефно это проявилось в XYIII в. Этот век дает начало национальной геодезической науке, литературе, образованию.

Отличительная особенность XYIII в  господство профессионально  сословного образования. Если в первой половине периода Петровских образовательных реформ в школы принимали всех способных «первых попавшихся под руку», то во второй половине (примерно с 1715) преимущество стало отдаваться дворянству. Выпускники Петровских школ  это мастера на все руки, поскольку, как в Навигацкой школе, молодых людей обучали «во все роды служб».

Послепетровский период характеризуется не только переходом, особенно в эпоху расцвета дворянских привилегий, к замкнуто–сословному образованию, но и от военно–ремесленного, технического к широкому теоретическому образованию.

 В создававшихся учебных заведениях в России в первой половине XYIII  в. не было единой системы в программах, планах, в принципах обучения. Первое светское учебное заведение, знаменитая математико–навигацкая школа (табл.1.1), была задумана Петром I как универсальное заведение, готовившее и офицеров для флота, и артиллеристов, и геодезистов, и инженеров, и архитекторов и даже учителей мастеровых и др. Система обучения заключалась в преемственности специализированных классов (класс арифметики, класс геометрии, класс тригонометрии, класс навигации), которые последовательно проходили воспитанники при своем обучении. В классах геометрии и тригонометрии осваивалось решение практических геодезических, преимущественно землемерных, задач.

Во втором десятилетии создаются более специализированные учебные заведения, что уже было выражено в их названии (табл.1.1). Но независимо от вида учебного заведения и уровня обучения, геометрические знания (т.е. геодезические) оставались в течение всего столетия основными.

 В дворянских кадетских корпусах учителями работали преимущественно люди не дворянского происхождения. При этом из их среды вышли выдающиеся специалисты и педагоги такие как Н.Г.Курганов, С.И.Назаров и др. Основная подготовка в учителя проходила в стенах этих же корпусов путем совмещения учебы и работы.

Из всех массовых учебных заведений (кадетских корпусов) наиболее серьезную профессиональную и научную подготовку давали в Морском корпусе (табл.1.1).Кстати, именно там преподавали два выдающихся математика и геодезиста Н.Г.Курганов и С.К.Котельников.

Для геодезии в этом столетии, как в России, так и в Европе, характерно распространение знаний, преподавание и издание учебников в рамках «практической геометрии». Основная масса книг, в которых затрагивались вопросы геодезии, выходила в это время под названием «Практическая геометрия» или в некоторых вариациях этого понятия.

Различные формы светского образования в России заложил Петр Великий. Хотя его первые школы (пушкарская и математико–навигацкая) были чисто профессиональными, тем не менее в них отрабатывались педагогические принципы и методология формирования основ общего образования.

На протяжении первой половины XYIII  в. основной целью образования была подготовка профессиональных кадров разной специализации. Даже академический университет, образованный Петром I ,на протяжении XYIII  в., постоянно сбивался на роль профессионального училища. Три Петербургских шляхетских корпуса (морской, сухопутный и инженерный) являлись высшими центрами профессионального образования. И только Московский университет давал общее образование, одновременно возглавляя общеобразовательные средние и низшие школы. Вместе с тем учебные заведения I–й половины XYIII  в., обеспечивавшие общее и профессиональное образование, по обширности учебных планов походили на университеты.

С 1737 г. произошло объединение разных отраслей профессиональных знаний на единой теоретической общеобразовательной основе. Элементарное образование давалось в цифирных школах, открытых Петром I в 1714 г. и просуществовавших до 1744 г. а также в гарнизонных школах (с 1732 г.).В них обучались арифметике и начальной геометрии. Специально приготовленных учителей не было. Все издавшиеся до реформ Екатерины учебники, за исключением «Арифметики» Л.Ф.Магницкого, относились преимущественно к профессиональному образования высшего уровня (предназначались для кадетских корпусов).

После реформы Екатериной II системы народного образования в 80–x годах XYIII  в. появляются первые учебники. Характерным является «Краткое руководство к геометрии» Головина М.Е., изданное для народных училищ и выдержавшее три издания. В самом начале книги сказано «… училище снабжено должно быть … орудиями, как то астролябию, компасом и прочим с коим учителю вместе с учениками надлежит в летнее время выходить на поле, и там на деле показывать решение практических задач». В этом учебнике, кроме сведений по элементарной геометрии, рассматривается решение геометрических задач на местности (в том числе на мензуле), а также работа с кольями, мерными веревками, отвесами и угломером с диоптрами.

 В системе народного образования геометрия считалась основным предметом. Как правило, в программе по геометрии предусматривались измерения цепью, астролябиею, мензулою и буссолью. В гимназии Московского университета проходили специальные занятия по геодезии.

Доля геодезической части в геометрии и тригонометрии в различных учебных заведениях зависела от уровня обучения и его направленности. При инженерном и военном обучении эта доля была подавляющей. При этом в высших и средних профессиональных учебных заведениях в 18 столетии обязательным был класс геометрии (иногда тригонометрии).Классы геометрии и тригонометрии были в Навигацкой школе, а затем в Морской академии. В Константиновском землемерном училище при его организации было установлено всего три класса  нижний, верхний и геометрический, а после реформы в 1819 г.  4 класса: приготовительный, высший арифметический, геометрический и тригонометрический. Таким образом, вся совокупность геодезических знаний усваивалась учащимися в последних двух классах.

Геодезическими учебниками в XYIII в. являлись учебники по геометрии и наоборот. Для учебных заведений этого столетия был традиционен и необходим набор математических инструментов  астролябии, угломеры, ватерпасы, мензулы и другие. Характерен список такого рода инструментов и трактатов, приобретенных Петром I в 1717 г., в Париже. Средствами инженерного вооружения в то время считались: мензула, ватерпас, буссоль с диоптрами, гониометр, секстант, квадрант, зрительная труба. Таким образом геодезические знания и задачи вплоть до XIX в. составляли основную часть учебников по геометрии с традиционным названием «Практическая геометрия».Только в XIX в. геодезия начинает выделяться из геометрии с закреплением этого факта в оглавлении книг. Тем не менее почти до XX в. геодезия относилась к практической части геометрии.

Представление о содержании геометрии, преподававшейся в основных учебных заведениях России XYIII  в. (Морская академия, три кадетских корпуса, университеты), дают учебники, использовавшиеся в это время: в Морском корпусе  «Генеральная геометрия» Курганова Н.Г.(1765), в Сухопутном корпусе  «Практическая геометрия» Назарова С.И. (1760, 1761), в инженерном и артиллерийском корпусе  «Практическая геометрия» Назарова С.И. и «Теоретический и практический курс чистой математики» Войтяховского В.Д. (1787); В Московском университете –«Геометрия теоретическая и практическая» Вейдлера И.Ф (перевод с латинского  1765), «Теоретическая и практическая геометрия» Аничкова Д.С. (1780, 1787).Во всех учебниках содержатся разделы, традиционные для практической геометрии.

Особенно высок уровень преподавания геодезии и ее различных прикладных вопросов был в трех основных кадетских корпусах. В Морском корпусе большое внимание традиционно уделялось геодезии. Кроме отмеченной геометрии Курганова Н.Г., специально для этого корпуса был написан учебник С.К.Котельникова «Молодой геодет», а на рубеже 18 × 19 столетий книга Сарычева Г. «Морская геодезия» (1804). Морские офицеры, оканчивавшие это заведение, были достаточно готовы к гидрографическим работам, съемкам берегов, морским астрономическим определениям.

Практически во всех учебных заведениях (табл. 1.1) России, выпускавших в XYIII в. специалистов геодезического профиля (или близких к нему  гидрография) в учебных планах и программах геодезия почти не выделялась в самостоятельную учебную дисциплину. При университетских гимназиях и в специальных классах (Морской шляхетский кадетский корпус) понятие геодезии широко использовалось к наименованию профессии и, возможно, наименованию курса. Но что входило в этот курс  неизвестно. Можно предполагать, что он включал в себя составление карт и съемки (получение ландкарт). Геодезические знания учащиеся получали в классах геометрии и тригонометрии. При этом в классе геометрии проходили традиционную «практическую геометрию», а в классе тригонометрии  измерение углов, решения треугольников, а к концу столетия  тригонометрические сети (триангуляцию) и «Тригонометрические съемки».Специальное геодезическое образование (по названию специальности, книгам, по предметам) выделяется из геометрического, по существу, только в XIX в. 

 В первой половине XYIII  в. в качестве учебников использовались только переводные книги по «практической геометрии». Качество учебников было не высоким по причине «тяжеловесного языка», присущего книгам XYII  в., и отсутствия соответствующей терминологии в русском языке. В этом плане показательны первые переводные книги.

Всего в первой половине XYIII  в. геодезистов, преимущественно выпускников Навигацкой школы и Морской академии по списку Ф.А.Шибанова значилось 245 человек, а по данным Л.А.Гольденберга, составлявшего каталог геодезистов, в первой половине XYIII  в. в разных концах России работало 275 человек.

Во второй половине XYIII  в.в России начинают издаваться отечественные учебники по геометрии «практической геометрии» и даже геодезии. Именно национальная геометрическая и геодезическая литература положила основы специального языка, терминологии и их технического выражения. При этом вся литература по «практической геометрии», а также ее преподавание носили двойственный аспект. В большинстве учебных заведений (особенно в университетах, Петербургском и Московском) «практическая геометрия» имела назначением практическое приложение к геометрии, а также естественную физическую интерпретацию.

 В начале второй половины XYIII  в. появляются первые непереводные фундаментальные книги Д.П.Цицианова, С.И.Назарова, С.К.Котельникова и Н.Г.Курганова, заложившие основу геометрического и геодезического образования, осуществлявшегося в Морском и Сухопутном шляхетских кадетских корпусах и других учебных заведениях (табл.1.1). Вероятно, по этим же учебникам учили и в Константиновском землемерном училище в 18 столетии.

Традиционное преподавание геодезии в рамках геометрии было свойственно на всех уровнях (элементарном, среднем и высшем) существовавшей тогда системы образования. В методологическом плане геодезические измерения являлись сферой демонстрации задач геометрии на местности. Это было очень важное достоинство геодезии. Поэтому если упомянутые книги служили учебниками на верхнем уровне, то издавались книги и по элементарной геометрии. Показательны учебники М.Е.Головина, вышедшие в XYIII в. двумя изданиями для народных училищ. В них, кроме
самой геометрии, излагались сведения о построении линий и фигур на местности, измерений линий и углов, о перенесений линий и фигур на план.

 В первом профессиональном учебном заведении  математико–навигацкой школе  Государь сам подбирал преподавателей. Геодезию и астрономию в ней вел Фарварсон (проф. Абердинсского университета), приехавший по приглашению Петра I из Англии; преподавателями навигации были англичане Гвин и Грейс. Наконец, арифметике, геометрии и тригонометрии учил Леонтий Филиппович Магницкий  первый прославленный русский математик, автор знаменитого учебника «Арифметика», по которой учились в России более 50 лет.

Первыми учебниками в геодезическом образовании в первом светском учебном заведении (Математико  навигацкой школе) были «Арифметика» Л.Ф.Магницкого (с элементами алгебры и геометрии (землемерия), 1703 г.), «Книга учащая морского плавания» Авраама Деграфа (перевод Копиевского, 1701 г.), «Геометрия практическая» (перевод Кварта, 1709 г.), «Геометрия словенски землемерие» (Биркенштейна, перевод Брюса, 1708 г.)

Она явилась первой книгой, напечатанной на русском языке (гражданским шрифтом) и относившаяся к межеванию. Первое издание после тщательной редакции Петра I и его рекомендации получила название «Геометрия словенски землемерие».В 1709 г. вышло ее 2–е издание под заглавием «Геометрия, приемы циркуля и линейки» с небольшим добавлением (о солнечных часах и превращении фигур).Дополнение о солнечных часах написано Петром I. Наконец, в 1725 г. вышло в Петербурге третье издание этой книги  точная копия второго издания.

Математико–навигацкую школу кончили многие известные геодезисты и географы: И.К.Кирилов, А.И.Кожин, Ф.И.Соймонов, М.П.Травин (все четверо ездили также учиться в Голландию и Англию), И.М.Евреинов, Ф.Ф.Лужин, А.Д.Красильников (выдающийся астроном и участник экспедиции Беринга), Н.Г.Курганов, впоследствии профессор математики и навигации в Морском Корпусе, М.С.Гвоздев, С.Г.Малыгин, Д.Л.Овцын, С.И.Челюскин и др. В 1731 г. в эту школу поступил М.В.Ломоносов, затем перешедший в Славяно–греко–латинскую. Школа сравнительно хорошо была оборудована  в ней имелись квадранты, астролябии, буссоли, секторы, градштоки, мерные цепи и веревки, ноктурналы, пропорциональные циркули. На Сухаревой башне была оборудована обсерватория. В школе имелась своя мастерская, где можно было отремонтировать инструмент или сделать новый.

Весь курс обучения в Навигацкой школе был расчитан на 6 лет и 9 месяцев, из них 1 год на арифметику, 8 месяцев на геометрию и по 3 месяца на плоскую и сферическую тригонометрию.

 В Навигацкую школу принимались дети всех сословий. Как отмечает А.Кротков, здесь рядом сидели потомки Рюрика и дети из простых людей. При этом дворянских детей было около 19 %, детей подъячих и церковнослужащих  23 %, детей посадских  15 %, оставшаяся часть  из других различных сословий.

Про геодезистов, окончивших Навигацкую школу, известный историк Ф. Веселаго писал: «По несовершенству тогдашних способов и инструментов, работы их далеко не совершенны; но труды геодезистов, по огромности принесенной пользы и по самоотверженности, с которою они трудились, заслуживают полного уважения».

 В 1715 г. на базе навигацкой школы в Санкт–Петербурге была организована Морская академия. Московская математико–навигацкая школа была превращена в общеобразовательную с математическим уклоном. В этой школе руководителем остался Л.Ф.Магницкий. Фарварсон, Гвин и Грей перешли в Морскую академию. При наборе в последнюю принимали только детей дворянского происхождения  300 человек. Но в Морской академии был класс геодезии (30 чел.), куда принимали из всех сословий. Морская академия поставляла кадры для флота, морской артиллерии и геодезистов. Это военное учебное заведение до 1732 г. являлось лучшим и единственным в своем роде. Как отмечал иностранец Вебер, в России не было ни одной знатной фамилии, представитель которой не учился бы в Академии.

Окончившие Морскую академию по классу геодезии назывались геодезистами Морской академии. За отличия им присваивался офицерский чин, но не выше майора геодезии. Еще при Петре I их посылали «как в Сибирь, так и в Россию» для определений широт и долгот различных мест, для «описи России» (ландкартами). Всех геодезистов (из Академии), привлеченных к этой работе и продолжавших ее до 1745 г. было 106 человек. Всем геодезистам, принимавшим участие в этой работе, императрица Елизавета Петровна пожаловала в 1752 г. потомственное дворянство. Геодезисты, работавшие в Сибири, в частности в экспедиции Беринга, носили звание подштурманов. Такое же звание было у М.Гвоздева, открывшего северо–западную оконечность Америки.

Первый выпуск геодезистов Морской академии состоялся в 1719 г., а в 1720 г. Петром I был выпущен указ об откомандировании из Морской академии 30 человек для съемки Каспийского моря, Камчатки, Курильских островов, Сибири и др. мест.

О разнообразии изучавшихся дисциплин и серьезности подготовки говорит следующий факт. После смерти Фарварсона, отвечавшего за геодезическую подготовку, была организованна специальная комиссия Академии наук в составе известных профессоров математиков и географов Г.Ф.Крафта, Х.Н.Винсгейма и И.Г.Гейнзиуса. Проверке подвергались подмастерья А.Кривов и ученики П.А.Билцов, А.М.Исупов, М.Н.Четвериков, Я.В.Бухарин, П.Т.Костюрин. Комиссия проверяла знания по всему, что ученики изучали в Морской Академии.

Морская Академия просуществовала до 1752 г., когда она была преобразована в Морской шляхетский кадетский корпус. В него влилась и морская артиллерийская школа. Морской кадетский корпус просуществовал до 1826 г., когда он был преобразован в Морской корпус (Академию). Все это время в корпус входил класс геодезии, который в 1752 г. был увеличен с 30 до 50 человек.

Выпускники–геодезисты кадетского корпуса по распоряжению Адмиралтейств–Коллегии выполняли морские съемки, по повелению Сената составляли карты, размежевывали губернии, описывали леса и пр. Принимали участие в экспедициях, посольствах. После некоторого времени они производились в офицерский чин: прапорщик геодезии, поручик и т.д. Геодезисты обычно соединяли в себе звания гидрографов, топографов и землемеров.

 В 1731 г. учреждается (по предложению Ягужинского) шляхетский кадетский корпус на 200 человек (дворян)  150 русских и 50 лифляндских и эстляндских. При корпусе было положено обучать до 150 солдатских и мещанских детей. В 1743 г. ему присвоили название Сухопутный шляхетский кадетский корпус. Как и Морская академия он являлся поставщиком геодезистов. Так, например, в 1746 г. 38 кадет было отправлено на межевание Ингерманландии; в 1756 г. 68 кадет были направлены в межевую канцелярию для черчения карт и межевания земель. С 1762 г. при кадетских корпусах создаются «солдатские роты» и «штурманские школы».

Как в Морском, так и Сухопутном кадетских корпусах, являвшихся высшими учебными заведениями того времени, преподавание геодезии, как и всех математических наук, велось на самом образцовом уровне. Недаром именно для этих двух учебных заведений были изданы первые отечественные геодезические учебники С.К.Котельникова и С.И.Назарова. Эти два учебных заведения пополняли офицерский состав армии специально обученными различным видам съемки и решению различных геодезических задач специалистами. Эти офицеры пополняли в сухопутных войсках квартирмейстерские части и именно эти офицеры в течение XYIII  в. выполнили значительные объемы работ по съемке и описи огромных пространств на территории России.

Во второй половине XYIII  в. впервые организуются специализированные школы (училища).В 1767 г. в Петербурге при Чертежной межевого департамента создано училище, готовившее чертежников и землемеров, в которых остро нуждалась страна в связи с открытием Генерального межевания. Звание землемера было учреждено в 1765 г. 

 В 1779 г. при Московской межевой канцелярии учреждено Константиновское межевое училище (КМУ), ставшее основой подготовки высококлассных землемерных кадров. До 1779 г. обучением и подготовкой кадров занимались землемеры I кл., бравшие учеников из гарнизонных школ.

Межевое училище было открытым заведением, куда принимали из приказных, из солдатских детей, из вольноотпущенных, детей дворян  всего 99 учеников.С 1796 г. в КМУ набиралось 100 учеников. Преподавалось арифметика, геометрия, черчение, рисование планов, снятие с натуры дач. Воспитанники знакомились с землемерной инструкцией и наставлением. По учреждении училища проведение занятий было поручено полковнику Даниле Чуровскому, окончившему Артиллерийскую школу и «Хорошо знавшему содержание обучения в Морской академии».Из училища вышло немало «исправных» землемеров, «приносивших большую пользу делу межевания, по справедливости названного в Екатерининском законе многотрудным подвигом».Из первых выпускников КМУ некоторые стали полковниками, надворными советниками, а один  генерал–майором (Степанов).

 В 1794 г. при чертежной учрежденного Межевого Департамента Сената открыто училище, выпускавшая ежегодно 10 землемерных учеников для межевой службы. Следует отметить, что в должностях землемеров были военные в чинах от штык–офицера до подполковника включительно. Кстати, автор известного пятитомного курса «Полный курс чистой математики» Войтяховский Е.Д. был штык–офицером от артиллерии.

 В 1773 г. в Петербурге появляется Горное училище, в котором геодезическому образованию уделялось значительное место.

И.Е. Герман писал, что «рассадником геодезических знаний» при Петре I были гвардейские полки, в школах которых серьезную подготовку давали дворянам–солдатам. Следует также отметить, что хорошую геодезическую подготовку проходили учащиеся в Артиллерийских и инженерных школах, образованных при Елизавете Петровне.

 В 1714 г. вышел указ об учреждении в губерниях цифирных школ, в которых должны были обучаться дети от 10 до 15 лет арифметике и началам геометрии. В 1732 г. созданы гарнизонные школы для обучения солдатских детей от 7 до 15 лет. В 1737 г. дворянству было предоставлено право домашнего обучения. В 1744 цифирные школы были соединены с гарнизонными. В последних давались элементы геометрии, т.е. «Практическая геометрия».По крайней мере, в 60–х годах из гарнизонных школ брали в ученики землемеров, а в I–й половине XYIII  в. обучали специальности геодезиста.

Наконец, следует отметить еще одну форму геодезического образования. Уже в первой половине 18 столетия возникает практика посылки специалистов в Академию Наук для дальнейшего обучения и совершенствования у выдающихся ученых и академиков. В 30–х годах, вероятно, впервые возникает эта практика. Так известно, что в 1732 г. у известного академика Делиля обучалось 16 геодезистов. Выше уже отмечалось практика направления Морской академией лучших учеников к Делилю. Официально такие курсы, возможно, возникли в связи с обращением Татищева к Академии Наук об издании для геодезистов инструкции, которая была написана Делилем в 1838 г. На курсах, открывшихся при Академии Наук, давалась теория астрономии, география, астрономические наблюдения, упражнения на компасе, мензуле, шагомере и др. 

 В геодезическом образовании, получаемом в рассматриваемых специализированных школах и училищах того времени, в классах «геометрия» и «тригонометрия» прививалось умение решать треугольники и вычислять площади различных фигур, находить расстояние до недоступных предметов и определять высоты объектов. Учащиеся обучались измерению углов и линий, обращению с квадрантом, астролябией, буссолью, ватерпасом, мерной веревкой и цепью, начертанию чертежей и способам составления карт.

К середине XYIII  в. стало необходимым национальное профессиональное геодезическое образование. В результате в 60  70–е годы 18 столетия выходит серия оригинальных отечественных, непереводных, печатных учебников, написанных для учащихся разного уровня и направления обучения. Среди этих учебников следует прежде всего отметить три фундаментальные работы С.К.Котельникова, С.И.Назарова и Д.П.Цицианова, явившихся, по существу, основателями отечественной гедезии. Своим становлением и формированием в XYIII в. геодезия обязана в какой–то мере им. Причем С.К.Котельников и С.И.Назаров были выходцами из солдат, Д.П.Цицианов  из княжеского грузинского рода.

Три различных по социальному происхождению и положению человека написали три выдающиеся для своего времени книги, послужившие формированию геодезического образования и решению очень важных государственных задач России XYIII  в. Даже сама комбинация этих трех имен говорит о том, что формирование геодезического образования, создание геодезических кадров, решение геодезических задач относилось к важнейшим проблемам, решавшимся в России в XYIII в., от которых зависело развитие экономики страны, ее обороноспособность и развитие науки. С другой стороны, происхождение С.И.Назарова и С.К.Котельникова указывает на то, что начиная с Петра I, к решению важнейших государственных задач привлекались разные слои населения. И хотя выход из простонародья в образованные круги России был ограничен различными препятствиями, для талантливых людей еще во времена Петра I существовали пути получения образования (после Петра I это стало существенно ограничиваться). Д.Цицианов и С.Котельников занимались, кроме педагогической и научной, большой общественной и просветительской деятельностью.

Каждая из трех перечисленных работ имела свои цели, назначение, структуру и содержание. Но в целом они охватывали все наиболее важные области применения геодезии и отразили ее достаточно высокий уровень. Так книжечка князя Цицианова Д.П. предназначалась для обучения межевщиков. В 1752 г. было объявлено о государственном межевании (манифест Елизаветы Петровны). В сформированную подготовительную комиссию вошел и князь Цицианов Д.П., который для нужд межевания составил и издал работу, явившуюся первым отечественным непереводным учебником. Цицианова Д.П. считают выразителем Елизаветинского межевания. По существу этой книгой пользовались и при генеральном межевании Екатерины II. Его методика съемок вошла в инструкции и практику межевания вплоть до середины XIX  в. 

Становление национальной науки и образование выразилось в том, что в 60–е годы в России появляются фундаментальные отечественные труды, учебники по арифметике, геометрии и геодезии. При этом первым отечественным оригинальным учебником по геодезии (и геометрии) стала работа Степана Назарова  «Практическая геометрия», состоявшая из 2–х частей предназначенная для воспитанников Сухопутного кадетского корпуса. Первая часть книги вышла в Санкт–Петербурге в 1760 г. (собственно геометрия), а вторая часть  1761 г.(геодезия).

Учебник С.Котельникова «Молодой геодет или первые основания геодезии» оригинален и необычен для того времени по своему названию, когда более привычным и традиционным было название как у С.Назарова. Наименование книги, избранной С.Котельниковым, характеризует глубину понимания им самим науки. Обширные познания автора работы по математике и механике (им написан впервые учебник по механике) нашли отражение в его учебнике. Многие главы, как отмечает сам автор, «совсем новые». Научный уровень изложения всего материала книги несравненно выше существовавших в то время у нас и за рубежом учебника по геодезии. Так в геометрических доказательствах автор часто ссылается на конкретные теоремы Евклида; применяет аксиоматический метод доказательств; в выводе ряда формул использует интегральное исчисление, дает тщательное (аналитическое и числовое) исследование влияния погрешностей на все виды описываемых геодезических измерений, что само по себе необычно; наконец, автор знакомит с маятником и его ролью в линейных мерах.

Учебник «Молодой Геодет» С.К.Котельникова, был, вероятно, рассчитан на высокий математический уровень читателей, хотя и был написан для воспитанников Морского шляхетского корпуса. Ссылки в книге при доказательствах на теоремы Евклида, применения интегралов и др. предполагало, что читатели знакомы с арифметикой, геометрией, алгеброй, механикой и основами математического анализа. Прекрасный учебник явил собой не свод правил и рекомендаций, как это было часто принято в то время при написании «Практической геометрии», а научный и оригинальный трактат по геодезии, в котором, кроме самих измерений, впервые обращается серьезное внимание на погрешности измерений путем вывода для них точных формул и демонстрацией последних на разнообразных числовых примерах.

Необходимо отметить, что все три рассматриваемые учебника заложили фундамент отечественной геодезии. Оригинальные, самобытные, охватившие все стороны геодезической деятельности, они использовались в геоднзическом образовании даже в 1–й половине 19 столетия.

Кроме этих выдающихся трех геодезических произведений, по практической геометрии в XYIII в. был опубликован еще ряд отечественных работ. В 1765 г. вышла «Генеральная геометрия» Н.Курганова (СПб, 1765г.); в 1780 г. был опубликован большой научный труд Аничкова Д.С. «Теоретическая и практическая геометрия», переизданный в 1787 г.; в 1787 г. вышел из печати пятитомный «Теоретический и практический курс чистой математики» Д.С.Войтяховского, переиздавшийся в 1798 × 1806 гг. К этому нужно добавить упомянутые выше элементарные курсы геометрии Головина М.Е. Следует отметить, что элементам геодезических знаний обучали во всех учебных заведениях, где преподавалась геометрия, поскольку последняя без привлечения «Практической геометрии» не изучалась. Поэтому лучшими преподавателями были геодезисты (например, Н.Г.Курганов и др.).

1.6 Достижения в геодезии в XYIII в. в России.

За это столетие геодезия в России по всем аспектам поднялась практически от нулевого уровня до состояния, характерного для европейских стран. За короткий срок в стране были подготовлены кадры геодезистов, выполнившие объемы работ, непосильные ни одной из европейских стран.

Уже при Петре I стало формироваться образование, по всей структуре завершившееся во 2–й половине столетия. При этом, в 1790 г. по отношению к населению России, составлявшему 26 млн. человек, насчитывалось 15000 семинаристов, 6000 воспитанников кадетских корпусов и дворянских пансионов, около 10000 учеников гарнизонных школ. Один учащийся приходился на 500 человек. Это было сравнительно большое достижение.

 В это столетие завершилось формирование национальной геодезии по языку (терминология),технологии решения практических задач; как учебной дисциплины, имевшей различные названия (преимущественно «практическая геометрия»), в частности даже такое как «выпуклая геодезия» (Возможно, в современном понимании элементы высшей геодезии).Причем формирование образования выразилось в написании и использовании геодезических курсов.

На завершение формирования технологии геодезических (съемочных) и землеустроительных работ указывают не только их результаты (атласы, карты, отмежеванные губернии, дачи на громадной территории), но также издания различных инструкций и наставлений и формирование структуры управления геодезическими и землеустроительными работами.

За рассматриваемый период сложилась профессия геодезиста, требовавшая от специалиста глубоких знаний, умений и навыков, а также тяжких трудов, лишений, сопровождавшихся постоянным риском для жизни. Выше уже упоминалось, что при исполнении своих служебных обязанностей погиб геодезист Ловиц; ученик геодезиста Арнольд, работавший с Черным на Кавказе (Кавказкой линии) попал в плен к лезгинам, откуда, несмотря на определенные усилия правительства, его не удалось вызволить.

Героическая работа в Сибири геодезистов, потребовавшая от них не заурядного мужества и полной самоотдачи, вошла в летопись истории освоения Сибири, отмечена их именами на географических картах. В своей автобиографии геодезист Ф.Ф.Кучин отмечал: «Всегда в великом труде и нужде». Там же Л.А.Гольденберг пишет о геодезистах: «Общее для всех  служебный долг, огромный труд, тяжелые лишения, а на закате жизни у подавляющего большинства  профессиональное заболевание  глазная болезнь“». Геодезисты быстро теряли зрение, т. к. планы, карты, чертежи, они создавали при свечке, а подчас при лучине.

Геодезистов 1–й половины XYIII  в., окончивших навигацкую школу и Морскую академию, называют часто Петровскими. Они, воспитанные в духе Петра Великого, много сделали для своего отечества. Их имена сейчас скрупулезно восстанавливаются, тем самым на практике реализуется принцип: «Ничто не забыто, никто не забыт». В первой половине XIX  в. организуются Первая (1725  1730) и Вторая (1733  1743) Камчатские экспедиции, иногда именуемые Великими северными экспедициями. В них принимали участие многие выпускники Морской академии: Дмитрий и Харитон Лаптевы, Василий Прончищев, Степан Малыгин, Дмитрий Овцын, Василий Ртищев, Петр Чаплыгин, Алексей Чириков, Михаил Гвоздев, Федор Лужин и др. Благодаря экспедициям было геодезически и географически освоено северное и восточное приграничье Сибири. Участники I–й экспедиции сделали 154 территориальных и 16 океанографических открытий и нанесли на карту 68 географических объектов. По результатам обеих экспедиций было составлено 63 карты на территорию Восточной Сибири и Камчатки. В 1735—1736 г. была составлена карта нижнего течения реки Лены командою В.Ртищева с бота «Иркуцк». Тридцать шесть членов отряда навечно остались в земле Заполярья.В эту же зиму были похоронены возле устья  р. Оленек командир дубльшлюпа «Якуцк» В.Прончищев и его жена Татьяна, неофициально сопровождавшая его в экспедиции и которой уже в наше время были посвящены стихи, романы, кинофильм. Торжественно–трагическим и завершающим аккордом этих экспедиций явились плавания А.Чирикова и В.Беринга в 1741  1742 гг. к берегу Сев. Америки, уже открытой М.Гвоздевым, С.Чириковым на пакетботе «Св. Павел» вышло плавание 75 человек, а вернулось 51; с Берингом на «Св. Петре» ушло в плавание 77 человек  вернулось только 46. Сам Беринг последний месяц перед смертью (8.12.1741) на зимовке провел в землянке, полузасыпанный песком  так ему казалось теплее. В наше время поставлены памятники команде Ртищева в устье реки Хараулах, Прончишевым  в устье реки Оленек; Чирикову  в Петропавловск–Камчатском, Берингу на острове, носящем его имя. Герой 1812 г. генерал Я.Кульнев говорил: «Герой, служащий отечеству, никогда не умирает и воскресает в потомстве».

Ваш комментарий
Текст:
Email:
    
  
Пароль:
 
Имя:
Откуда вы:
Москва, Раменское, Васюки, …
За неделю: 41